Названные, переименованные, пере-переименованные и перепутанные

Опубликовано MaxTr - вс, 04/23/2017 - 00:07

Комитет по разговорным названиям паукообразных Американского арахнологического общества занимается разработкой и поддержкой списка официальных разговорных названий всех распространенных арахнид.

Этот список содержит однозначные соответствия между разговорными и научными названиями. Он сформирован по образу и подобию аналогичного списка, больше столетия используемого Американским энтомологическим обществом для насекомых. Существуют четкие правила, касающиеся создания и применения разговорных названий. Одно из этих правил гласит, что ни одно название не должно содержать больше трех слов (название страны, например, Коста-Рика, содержащееся в названии паука считается за одно слово, даже если состоит из нескольких). Суть другого в том, что как только разговорное название было принято, оно больше не может быть изменено, кроме как по очень и очень веским причинам.

Смысл списка заключен в утверждении постоянных ненаучных названий, которые не будут меняться, в то время как научные меняются. Он призван устранить путаницу, вызванную непостоянством научных названий и нелогичным, причудливым, недисциплинированным применением разговорных. Американское общество любителей пауков-птицеедов (American Tarantula Society, сокращенно ATS) публикует свежие списки одобренных разговорных названий и их соответствия научным. Названия пауков-птицеедов ежемесячно публикуются в их Forum Magazine. Полный же список всех паукообразных, обладающих разговорными названиями (включая некоторых клещей) издается отдельным буклетом (Брин (Breene) 1995).

Хотя намерение и были благими, результат, по ряду причин, получился безукоризненным. Во-первых, многие экспортеры, импортеры и дилеры даже не подозревают, что список существует. А те, которые знают, нередко считают его покушением на свою свободу. Ведь их основная цель – торговля животными, а значит, им нужны поэтические вольности в названиях. В итоге, мы продолжаем спотыкаться о все новые и новые «творческие» названия, несмотря на все усилия двух обществ.

Во-вторых, появление такого списка поставило любителей перед необходимостью изучать еще один набор названий, плюс его соответствия научным и «левым» названиям, употреблявшимся в прошлом (и продолжающих использоваться, несмотря на все попытки это предотвратить), а также названия, которые еще будут придуманы особо творческими дилерами и прочими энтузиастами. Список не облегчил нам, а даже усложнил наш труд.

В-третьих, это североамериканский список, созданный на основе распространенных североамериканских названий, старающийся навязать свою номенклатуру остальному миру, что придает проблеме политический оттенок. В частности, европейские любители настаивают, что их номенклатура, как минимум, столь же правильна, если не лучше.

Наконец, многие названия, приведенные в списке, являются насильственными, искусственными конструкциями, длинными и громоздкими (например, Costa Rican chestnutzebra tarantula или Egyptian basementbrown tarantula). Такие названия некрасивы и неритмичны. Их сложно запомнить, а иногда и произнести. Таким образом, получается, что у списка имеются многие дефекты научной номенклатурной системы. Его единственное настоящее преимущество в том, что он намного более стабилен, по сравнению с научной системой.

Лучшее, что можно пожелать ученым – изменить правила номенклатуры так, чтобы предотвратить нескончаемые изменения научных названий и переименования видов. В новой системе, название должно выводиться, используя новый, более эффективный метод отслеживания взаимосвязей, из положения животного на филогенетическом дереве. Один раз и навсегда. Как только название будет присвоено, оно не будет меняться, случись хоть Всемирный Потоп! Любители же должны принять научные названия в качестве официальных, отказавшись от «народной номенклатуры». Но, увы, все это мало реально. Любители часто упрямы и неконтролируемы, как ветер, а ученые могут быть недоступны и твердолобы, как правительственные бюрократы!

В заключение

Хотя работа, проделанная Равеном, Платником и Смитом заслуживает высочайшей оценки, она еще не завершена и наука, как и любители, располагает лишь обрывочными, во многом противоречивыми и разрозненными порциями информации.

С такой точки зрения, представляется чрезвычайно важным, чтобы другие арахнологи помогли разобраться в имеющемся беспорядке. Двери широко открыты для каждого, кто обладает достаточными интересом и квалификацией, чтобы принять вызов. Несмотря на то, что исследователи, работающие в этой области, вряд ли сильно разбогатеют, у них будут слава и огромная благодарность от тех, кто бродит с ручными фонариками в неподвижной, пустынной ночи, в поисках темных силуэтов, шевелящих восемью ногами.