Темы форума

Комодские вараны

В этом разделе собраны интересные статьи о других животных, не относящимся к семейству Theraphosidae
Правила форума
Новости животного мира. Все самое интересное о животных.
Аватара пользователя
Max 452554415
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 13 янв 2015, 00:39

Комодские вараны

Сообщение Max 452554415 » 26 янв 2015, 11:52

Какое будущее ждет самую большую и страшную ящерицу на Земле?
Если вы хотите поймать дракона, действовать нужно следующим образом. Для начала забейте козу. Разрубите тушу на куски. Позовите нескольких крепких друзей, чтобы было кому нести три трехметровые стальные ловушки и мешки с козьим мясом. Отправляйтесь в горы. Установите первую ловушку, положите в нее приманку, а на деревьях поблизости развесьте еще несколько мешков с мясом, чтобы, так сказать, напоить воздух ароматом. Вторую и третью ловушки установите так, чтобы расстояние между ними составляло пять-шесть километров. Следующие несколько дней навещайте каждую ловушку утром и после полудня. Скорее всего, они будут пусты, но если повезет, то однажды, когда вы подойдете к одной из ловушек, вашему взору предстанет самая большая ящерица в мире.

Увы, этим гигантам – до трех метров в длину, массой до 90 килограммов – есть чего бояться в современном мире.


Эта инструкция не из сказок и не из романов в жанре фэнтези. Ее составителю, Скаудио Чиофи, ученому-биологу и преподавателю Флорентийского университета, под пятьдесят. Этот спокойный худощавый человек с доброжелательным взглядом впервые приехал в Индонезию в 1994 году, чтобы написать диссертацию о генетике комодских варанов (в западной традиции их называют комодскими драконами). Именно тогда он впервые увидел этих живых ископаемых вблизи – и был очарован. Скаудио удивило полное отсутствие внимания к варанам со стороны других ученых. «Я думал, что здесь целая организация занимается изучением драконов. Но ничего такого не было. Эти удивительные создания были одни-одинешеньки», – говорит он.

И Скаудио Чиофи начал исследования. Ему хотелось узнать абсолютно все обо всех аспектах драконьей жизни. Спокойная методичность в работе и сотрудничество со специалистами из Индонезии и Австралии помогли итальянскому ученому собрать данные, которые составляют большую часть всего, что мы сегодня знаем о комодских варанах. Теперь цель Чиофи – помочь им выжить в XXI веке. Увы, этим гигантам – до трех метров в длину, массой до 90 килограммов – есть чего бояться в современном мире.

Род варанов за долгое время своего существования на Земле пережил немало перемен. Вид Varanus komodoensis выделился, вероятно, 5 миллионов лет назад, но история рода насчитывает около 40 миллионов лет, а предок варанов – динозавр жил 200 миллионов лет назад.

Комодский варан ведет жизнь типичной ящерицы: греется на солнышке, охотится и подбирает падаль, откладывает и охраняет яйца, но не имеет ни малейшего желания присматривать за детенышами, после того как они вылупятся. Живут драконы от 30 до 50 лет, и большую часть жизни проводят в одиночестве. Между тем их ареал весьма невелик: водятся они всего лишь на нескольких островах Индонезийского архипелага.

Гигантские ящерицы – умелые охотники. На коротких дистанциях они могут развивать скорость до 19 километров в час. Набрасываясь на жертву из засады, варан терзает зубами те места, где плоть мягче всего (обычно брюхо), или калечит ногу. Его слюна содержит яд, который препятствует свертыванию крови, так что жертва – раньше или позже – умирает от кровопотери. А драконы умеют быть очень терпеливыми.

Не брезгуют эти хищники и падалью: ее поиск отнимает меньше энергии, чем охота, тем более что дракон может учуять запах разлагающейся плоти за многие километры. Практически все найденное идет в дело.

Хотя драконы не слишком симпатичны и дружелюбны, многие местные жители относятся к ним благосклонно. В одной индонезийской сказке рассказывается о принце, который хотел убить дракониху, но тут перед ним возникла его мать – принцесса драконов и сказала: «Не убивай это животное. Это твоя сестра Ора. Я родила вас вместе. Считай ее равной себе, ибо вы близнецы».

Приехав в деревню Комодо, я поднимаюсь по кривой деревянной лестнице в дом на сваях, где живет старейшина по имени Како, которому, по его прикидкам, 85 лет (более точных сведений нет). Мой проводник говорит, что этот худой старик в очках – настоящий гуру во всем, что касается драконов. Я спрашиваю о том, как жители деревни относятся к драконам и к опасностям, которых от них можно ожидать. «Наши люди считают это животное своим предком, – отвечает Како. – Оно священно».

В былые времена, говорит старейшина, убив оленя, жители острова обязательно оставляли половину туши в качестве подношения своему священному родичу.

Потом все изменилось. Точных цифр никто назвать не может, но похоже, что за последние полвека популяция варанов сократилась. Прислушавшись к требованиям защитников окружающей среды и осознав, что дракон – приманка для туристов, власти приняли действенные меры. В 1980 году большая часть ареала комодского варана была превращена в национальный парк Комодо (НПК), включающий острова Комодо, Ринча и пару островов поменьше. Позже было создано еще три заповедника, два из которых находятся на острове Флорес.

НПК защищает варанов от любой агрессии со стороны людей. Кроме того, запрещено охотиться на животных, которыми питаются драконы. Убивать оленей теперь нельзя – стало быть, и мясом с драконом не поделишься. Некоторые жители считают, что драконов это обидело...

Нападения на людей происходят нечасто, однако недавно несколько случаев попали в выпуски новостей. В позапрошлом году варан пролез в открытую дверь служебного помещения НПК и покусал двух смотрителей. Мужчин отправили самолетом в больницу на Бали, чтобы предотвратить заражение. В другой раз 83-летняя женщина метлой отбилась от двухметрового гиганта. Тем не менее варан укусил ее за руку, на рану пришлось наложить 35 швов.

Были и трагические инциденты. В 2007 году варан напал на деревенского мальчика, который играл с друзьями в футбол и отлучился, чтобы справить малую нужду за деревьями. Ребенок умер от потери крови.

Сегодня жители деревни, завидев варана, приближающегося к ним или к их скоту, кричат и швыряют в него камни. «Люди привыкают жить рядом с драконами, – говорит Чиофи. – Вы можете шикнуть на белку, которая собралась поживиться вашим завтраком? Вот и они относятся к варанам точно так же».

Тех драконов, которые нападают на людей, власти отвозят подальше от деревень, но обычно вараны возвращаются.

Не все встречи заканчиваются плохо. Первым человеком, который без последствий общался с варанами, был Уолтер Оффенберг, сотрудник Музея штата Флорида. В 1969–1970 годах он с семьей провел в палатке на острове Комодо 13 месяцев, наблюдая за повадками драконов и тщательно записывая все подробности. Позже Оффенберг издал интереснейшую книгу «Поведенческая экология комодского варана».

Уолтер Оффенберг описывал свои встречи с варанами: один из них потрогал языком его магнитофон, нож и ногу. Чтобы отогнать животное, Оффенберг постучал по его голове карандашом. По всей видимости, это сработало. Другой варан разлегся в тени и дремал, положив свою переднюю лапу на ногу исследователя. Оффенбергу удалось заставить дракона уйти по-хорошему.

Тогда, в 1970-е, Оффенберг не тревожился о будущем комодских варанов. Сегодня ученые задаются вопросом, смогут ли драконы выжить.

Выживание варанов во многом зависит от решения такой прозаической проблемы, как организация землепользования. На острове Флорес, пусть там и созданы заповедники, местные жители устраивают пожары, чтобы расчистить землю под сады и пастбища, тем самым дробя местность, пригодную для обитания варанов, на мелкие участки. Некоторые люди до сих пор охотятся на оленей и кабанов, традиционную добычу драконов, и то же самое делают одичавшие собаки. Кроме того, ученые подозревают, что собаки могут преследовать и даже убивать молодых варанов.

Драконы Флореса взяты в кольцо: деревни, сельскохозяйственные районы, рисовые поля, море, собаки… У них остается все меньше жизненного пространства и все меньше добычи.

Если глобальное потепление приведет к изменению природных условий, драконы вряд ли приспособятся к новой ситуации. Скаудио Чиофи и эколог Тим Джессоп из Мельбурнского университета, изучавший комодских варанов на протяжении последних десяти лет, объясняют, что генетическое разнообразие в популяции численностью менее пяти тысяч особей, разбросанных по нескольким островам, невелико, а это ограничивает способность к адаптации.

Чтобы больше узнать о драконах, Чиофи и Джессоп вместе с коллегами-индонезийцами поймали и снабдили метками свыше тысячи особей и у восьмисот взяли пробы ДНК. В результате ученые многое узнали о численности варанов, о количественном соотношении самцов и самок, о коэффициенте выживаемости, об успешности размножения и о том, насколько часто в популяциях происходит близкородственное скрещивание. Следующий шаг – определить, каких животных переместить из одной группы в другую, прежде удостоверившись, что переселенцы не состоят друг с другом в родстве.

Более радикальный подход, к которому можно было бы прибегнуть, если бы численность варанов резко сократилась, – выпустить в дикую природу животных из зоопарков, чтобы повысить генетическое разнообразие популяции. В Индонезии комодские вараны размножаются в неволе с 1965 года, а за ее пределами первый дракончик появился на свет в 1992 году в Национальном зоопарке Вашингтона. С тех пор гигантские вараны успешно размножаются в неволе по всему миру – сегодня в зоопарках их содержится около четырехсот.

Однако попытки примерить на себя роль Бога, отмечает Джессоп, порождают споры. «Возможно, мы нарушаем ход эволюции, мешаем естественному ходу событий», – предполагает ученый. Кроме того, по его словам, переселение животных срабатывает только в половине случаев. Да и переход от жизни в зоопарке к жизни на воле – нелегкая штука. К тому же нет никаких гарантий, что у двух помещенных рядом взрослых драконов будет потомство или что этим драконам удастся выжить на не слишком надежно охраняемых территориях.

Чиофи и его коллеги оказывают мягкое давление на власти Индонезии и пытаются заручиться общественной поддержкой. Они рассказывают жителям Флореса об опасности, которую представляют для варанов сокращение пригодных для их обитания территорий и браконьерская охота на животных, составляющих рацион гигантских ящериц.

Ученые надеются, что им удастся наладить более пристальное наблюдение за охраняемыми районами, а также организовать для смотрителей заповедников курсы по биологии варанов. Зная больше о своих подопечных, они могли бы сообщать полезную информацию исследователям.

Ну а туристам, желающим увидеть драконов – не тех лентяев, которые слоняются вокруг здания администрации заповедника, а других, диких, – необходимо запастись терпением. Эти вараны не любят попадаться на глаза. Проведя на островах две недели, я сопровождаю биологов в поисках – пока бесплодных.

Когда мы с Чиофи прибыли на Флорес, в 26 ловушек, расставленных учеными, успело попасться всего 4 дракона (и куда больше собак), тогда как в прошлом году в то же время года было поймано 14. Впрочем, этот факт сам по себе не может свидетельствовать о том, что популяция сократилась. На записях скрытых камер видно, как вараны обнюхивают ловушки, но внутрь не идут.

Но вот в мой предпоследний день на острове судьба улыбается мне. Нам предстоит проверить три ловушки. Первые две пусты. Подходя к ловушке номер три, мы замечаем сквозь решетку шероховатую кожу узника. Дракон еще маленький, около метра в длину от носа до кончика хвоста, возраст – примерно три года. Его можно назвать симпатичным – если вы достаточно широко мыслите. Он покрыт темно-серыми, желтыми и оранжевыми чешуйками, а по хвосту идут темные полосы. Я опускаюсь на колени, чтобы получше разглядеть его сквозь решетку, а его глаз в желтом ободке пристально смотрит на меня. Затем охотники на драконов достают варана из ловушки с помощью крюка и лассо, заматывают ему пасть (для нашей безопасности) и аккуратно, но крепко привязывают лапы к туловищу, чтобы не шевелился.

Потом начинается то, ради чего все затевалось. Исследователи быстро измеряют пленника, взвешивают его, фотографируют со всех сторон и с помощью электронного устройства ищут (на сей раз тщетно) вшитый под кожу датчик, наличие которого означало бы, что этого варана уже ловили. Из хвоста берут образец крови для генетического анализа. Через 20 минут пасть развязывают и варана выпускают на свободу. Он пулей мчится в лес, из-под бешено работающих когтистых лап летят земля и камни – вот как выглядит бегство не сказочного, а самого настоящего, живого дракона.

Текст: Дженнифер С. Холланд