Темы форума

Горбатые киты

В этом разделе собраны интересные статьи о других животных, не относящимся к семейству Theraphosidae
Правила форума
Новости животного мира. Все самое интересное о животных.
Аватара пользователя
КаТёНоК_ГаВ
Модератор
Сообщения: 218
Зарегистрирован: 17 апр 2013, 17:49
Откуда: https://animalplanet.name/

Горбатые киты

Сообщение КаТёНоК_ГаВ » 19 ноя 2014, 08:14

Чем занимаются эти гиганты в синих глубинах океана? Флиртуют, играют, поют и... бездельничают.
Совсем недавно самые большие в мире животные находились под угрозой уничтожения. В шестидесятых-семидесятых годах двадцатого века коммерческий китобойный промысел привел к чрезвычайному сокращению численности многих видов крупных китов. Казалось, мир может лишиться одного из своих чудес.

К счастью, этого не произошло. Сегодня пролив Ауау между гавайскими островами Мауи и Ланаи кишит горбатыми китами. Гиганты весом до сорока пяти тонн поднимаются на поверхность, пускают фонтаны, крутятся, бьют по воде плавниками и хвостами. Они выпрыгивают высоко из воды и падают обратно с грохотом, который слышно за многие километры.

Пару десятилетий назад во всем мире оставалось всего нескольких тысяч горбачей. Их численность стала восстанавливаться после того, как в шестидесятые годы двадцатого века ввели международный запрет на отлов этих животных. По расчетам участников проекта SPLASH, в течение трех лет ведущих интенсивное наблюдение за горбатыми китами, только в северной части Тихого океана их популяция составляет сейчас от десяти до двадцати пяти тысяч особей.

С конца ноября до начала мая большая их часть собирается в проливе, который является частью обширного Национального морского заповедника горбатых китов на Гавайских островах.


Плывущие без дела горбатые киты, в отличие от более занятых, не слишком заботятся о дыхании и остаются под водой более получаса, едва шевеля плавниками.


Точное число китов определить невозможно: под каждым горбачом, поднимающим столб брызг в солнечных лучах, плывут другие.

Увидеть китов можно в те моменты, когда они выныривают из темных вод океана, чтобы набрать воздух. Плавают горбачи гораздо ближе к поверхности воды, чем другие виды китов, но все же девяносто процентов времени они проводят на глубине. Ученые не могут проследить пути их скитаний по суровым дальним морям, поэтому жизнь морских гигантов по-прежнему окутана тайной. Но в прозрачных и теплых водах пролива Ауау исследователи собрали новые свидетельства о важнейших периодах жизни китов: ухаживании и появлении потомства.

Ученые из Китового фонда на острове Мауи раскрыли некоторые тайны «глубинной жизни» горбачей: как они поют свои знаменитые песни и как вскармливают молоком детенышей. Однако до недавнего времени никто и не знал, что часто горбачи просто болтаются без дела. «Чем больше мы искали, тем больше находили китов, которые плыли на малой глубине по течению со скоростью два-три километра в час, – говорит фотограф Флип Никлин, уже давно наблюдающий за морскими млекопитающими. – Отныне, когда я смотрю на пролив, то представляю себе спрятанный от человеческих глаз поток горбачей, проплывающих мимо».

Кажется, что во время долгих путешествий они ничего не едят, хотя многие из них проплывают от мест кормления у берегов Аляски и Британской Колумбии более четырех тысяч километров. Возможно, плавая вдали от берега, киты время от времени «перекусывают». Но исследователи, ежедневно наблюдающие за горбачами в проливе Ауау, не находят следов их жизнедеятельности, то есть фекалий. Скорее всего, киты существуют за счет подкожного слоя ворвани: заглатывают чудовищные объемы пищи и накапливают тонны жира. Это позволяет им совершать долгие и далекие путешествия.

Интересно, что плывущие без дела горбатые киты не слишком заботятся о дыхании. Вместо того, чтобы по примеру более занятых (например, добыванием пищи) горбачей выныривать каждые десять-пятнадцать минут и делать несколько вдохов, они остаются под водой более получаса, едва шевеля плавниками. «Мы называем таких китов “задерживающими дыхание”», – говорит Никлин. Вероятно, они берегут силы для гораздо более важных вещей, которыми можно заняться на зимних территориях, точнее – для развития романтических отношений.

«Распятие и блок», – говорит Дэн Сэлден, глава Гавайского фонда исследования китов. Он стоит на носу лодки Deep Blue и описывает самца, который почти наполовину высунулся из воды, расправил в обе стороны длинные, похожие на крылья нагрудные плавники – в этой позе он похож на распятие. Таким образом кит перекрывает дорогу группе самцов, плывущей следом за ним. Гнаться за самкой, которая плывет во главе стада, он не может, и не дает другим.

По левому борту Deep Blue несколько «больших мальчиков» то и дело меняют направление, толкаются, пихаются, налетают друг на друга, машут плавниками, бойко двигаясь по проливу Ауау. Они плывут параллельно друг другу, высоко подняв огромные головы, возвышаются над волнами, словно быстроходные корабли. «Три самца-катера», – говорит Сэлден. Из приоткрытых ртов обильными струями льется морская вода, воздух со свистом вырывается из дыхал.

Когда эта троица наконец скрывается под водой, киты выпускают из пасти струи воздуха. Один добавляет к этому длинный выдох, и на поверхности появляются блестящие пузыри. «Возможно, животное-лидер так демонстрирует свое превосходство» – объясняет Сэлден. Внезапно над водой поднимается спина самца. Оказывается, это другой самец поднырнул под него и начал приподнимать. «Посадка на мель», – говорит Сэлден. И действительно, кит выглядит так, словно застрял на мелководье.

Сэлден заканчивает фотографировать хвосты китов (у каждого горбача на нижней стороне хвоста – неповторимый рисунок пятен и шрамов) и поворачивается к своей ассистентке, Пегги Стэп, сидящей на корме. На Пегги – снаряжение для подводного плавания и огромные ласты. «Отлично, – говорит он, – вперед!» И вот она уже за бортом, плывет в царство морских великанов.

Одной рукой Пегги держит видеокамеру, другой показывает остальным членам команды число и направление движения китов.

Ученые выяснили, что быстро плывущие команды горбачей – это всегда самка и преследующая ее эскадра самцов, которую назвали «группой соперников». Ближе всех к самке держится крупный самец, так называемый «основной сопровождающий». Он постоянно отгоняет других тяжеловесов – «вторых сопровождающих». Те, в свою очередь, борются с пытающимися их обогнать. Эта гонка может продолжаться часами. Киты плывут настолько быстро, что нижние части их плавников и хвостов, обычно белые, становятся розовыми – скорее всего, из-за притока крови.

Свежие ссадины, царапины и ушибы на шкуре горбача свидетельствуют о серьезном соперничестве между самцами. Бывают случаи, когда двое или трое самцов объединяются, чтобы помешать самке плыть дальше или оттереть одного из главных сопровождающих. «Однажды я видел, как два самца пытались расплющить третьего, – говорит Сэлден, – один поднырнул под него, а другой в это время давил сверху».

Никто не знает, почему они объединяются. Возможно, киты осознанно создают некие союзы; может быть, одни особи предпочитают держаться поближе к другим, более сильным. Но вполне вероятно также, что их согласованные, на первый взгляд, действия – всего лишь совпадение.

Известно, что горбачи могут действовать сообща: например, в летних местах кормления на Алеутских островах они окружают добычу. Иногда они выпускают огромные пузыри, заманивают рыбу в эти воздушные сети и, раскрыв пасть, плывут сквозь серебристые косяки. Они вместе гонят рыбу и криль к берегу или в заросли бурых водорослей. Однажды пятеро горбачей, словно буксиры, толкали льдину – наверное, это была игра. Бывали случаи, когда небольшие группы спешили на помощь одиноким горбачам, которых атаковали другие обитатели глубин – косатки.

Но никто не знает, что же на самом деле происходит в мозгу этих огромных животных. Океан притягивает исследователей, которые мечтают понять непохожую на нашу жизнь громадных млекопитающих.

Когда детеныши горбатых китов появляются на свет, их длина составляет от четырех до пяти метров. Меган Джонс из Китового фонда давно наблюдает за самками и их потомством. Детеныш ерзает над и под мамиными плавниками. Когда она задерживается у поверхности, он играет на ее огромной спине: наклоняет ее в разные стороны и скатывается, как c горки. Как и детеныши других млекопитающих, они очень любят ездить на маме. Ученые видели, как горбачи возят на спинах афалин – дельфинов отряда китовых, иногда поднимая их очень высоко.

Джонс интересует, влияет ли присутствие детеныша на поведение самки. По ее наблюдениям, на Гавайях самки редко контактируют друг с другом. У большинства из них есть как минимум один поклонник-самец, который следует за своей подругой. Время от времени он заплывает вперед или движется рядом, словно пытаясь изменить ее маршрут. По сравнению с гонками самцов-соперников они плывут очень неторопливо.


Каждый год, запутавшись в рыболовных сетях, во всем мире гибнет около трехсот тысяч китов и дельфинов.


Самки обычно рождают одного детеныша раз в два-три года, беременность длится одиннадцать месяцев. Целый год мать кормит малыша молоком и опекает его. Большинство самок с детенышами не участвуют в брачных играх, но исследователи с Мауи установили, что исключения все-таки есть. Поэтому самцы ухаживают как за одинокими самками, так и за мамами с детенышами. Но Джонс редко удавалось видеть, чтобы китиха, несмотря на нежное отношение поклонников, проявила к ним хоть какой-то ответный интерес. Медлительные и флегматичные самки – более сложные объекты для исследования, чем группы китов, гоняющиеся за одинокой самкой.

Рабочий день Меган Джонс начинается на рассвете: она наблюдает за китами. Несколько часов на солнце – и мозги начинают плавиться. Пассат усиливается, легкая лодка Меган бултыхается среди волн с белыми барашками. Пора возвращаться домой, но Джонс возражает: «Мы были совсем близко, пока не приплыла группа самцов и не испортила нам последнюю попытку. Давайте подождем еще пару часов». Вернувшись в гавань, обгоревшая на солнце, уставшая команда строит планы на завтра – они верят, придет тот день, когда океан позволит им приоткрыть завесу тайны.

Вечер. В ослепительной голубизне на глубине пятнадцати метров отдыхает детеныш-горбач, укрытый маминым плавником. Через некоторое время он переплывает и устраивается в своем любимом местечке – под маминым горлом. Второй взрослый «завис» поблизости. Это самец. Его темная шкура вся в ссадинах и шрамах.

Джонс выключает мотор и подводит лодку так, что она оказывается над китами, немного в стороне от них. Джейсон Стерджис из Китового фонда надевает маску и трубку и тихо соскальзывает с транцевой доски. Менее чем в пятистах метрах от нас с другой лодки прямо в воду опускают громкоговоритель и включают записи очень немелодичных звуков: хрюканья, храпа и фырканья. Так общаются между собой самцы. Стерджис записывает на видеокамеру реакцию самки.

Джонс предполагает, что бездетные самки должны быть более расположены к спариванию, а потому и реагировать должны не так, как самки с детенышами. Для доказательства нужно время. Но в течение наших экспериментов ни те ни другие самки не выказали желания приблизиться к источнику звуков. Так почему же эти спокойные самки несутся, сломя голову, когда их преследует стадо поклонников? Что побуждает их к этому? На сегодняшний день брачные игры горбачей остаются тайной. Впрочем, как и их «песни».

Целых двадцать пять лет Джим Дарлинг разгадывает загадку знаменитой «песни» горбатых китов. Звуки, которые производят только самцы, возможно, являются самыми длинными и искусными произведениями в мире животных. На исполнение такой подводной арии уходит масса времени. Ранее считалось, что цель ее исполнения – привлечь самок. Но в 1997 году Джим Дарлинг, исследователь из Китового фонда, и фотограф Флип Никлин обнаружили, что «певцы» в проливе Ауау привлекают других самцов.

Дарлинг и другие члены команды Китового фонда используют подводный громкоговоритель, чтобы транслировать записи «песен» китов. Очевидно, что самок пение не привлекает, а вот самцы стремятся узнать, откуда оно доносится.

Вновь прибывший самец присоединяется к «певцу», а не соревнуется с ним, отмечает Дарлинг. Часто два кита плавают кругами, не проявляя друг к другу никакой агрессии. Потом они могут даже вместе уплыть или присоединиться к другим китам. Возможно, «певцы» созывают союзников-самцов, чтобы найти самку и оттеснить основного сопровождающего. Если самка попытается ускользнуть, вокруг нее может образоваться группа соперников, которые будут яростно бить плавниками по воде.

А может быть, эти «песни» – нечто гораздо большее, чем простые призывы к союзникам или соперникам? Все горбачи одного региона «напевают» одну и ту же мелодию. Только такой эксперт, как Джим Дарлинг, может опознать незначительные вариации, распространенные среди субпопуляций, например горбачей, зимующих на Гавайях или на Филиппинах. «Песни» также меняются со временем – как из года в год, так и в течение одного брачного сезона.

Десять лет назад горбачи пролива заканчивали «песню» восходящей последовательностью звуков, напоминающих «уханье». На следующий год в финале стало звучать «кваканье». Два года назад в песне было только четыре темы, хотя в предыдущие годы их число могло доходить до восьми. В 2006 году в песне было шесть тем.

Недавно исследователи, слушающие горбачей в северных местах кормления, обнаружили, что они поют в конце осени, весной и даже в начале лета. Гидрофоны военно-морских сил, размещенные на дне, регистрировали пение китов во время их длительных миграций.

Изучать горбачей предстоит еще долгие годы. «Почему я этим занимаюсь? – спрашивает себя Дарлинг. – Люди любят загадки. А я просто хочу получить ответ».

А может быть, киты тоже хотят больше узнать о нас. Никлин вспоминает, как однажды он плыл с трубкой и маской неподалеку от горбача. Вдруг кит стал приближаться к нему. Взрослое животное аккуратно поднесло Никлина плавником к своему глазу. Может быть, одно разумное млекопитающее с удивлением и любопытством потянулось к другому?

Текст: Дуглас Х. Чедвик