Темы форума

Насколько ядовиты пауки-птицееды?

Публикации • книги • переводы • статьи • Все о хобби и не только
Аватара пользователя
MaxTr
Администратор
Сообщения: 1621
Зарегистрирован: 10 апр 2013, 22:13
Откуда: Ленинград

Насколько ядовиты пауки-птицееды?

Сообщение MaxTr » 14 сен 2014, 17:31

Прежде чем начать узнавать, насколько ядовит тарантул, следует помнить, что существует несколько сотен видов этих пауков, и каждый из них имеет свою степень ядовитости. Черную вдову и других представителей вида Latrodectus (лат.) многие считают очень опасными, в то время как многих других пауков-птицеедов относят к безвредным.

Тесты на крысах и морских свинках хоть и помогают узнать последствия от укуса якобы опасных ядовитых животных, но являются не совсем надежными. Белые крысы показали ясную картину последствий яда одного из видов скорпионов из Дуранго. Однако они не смогли продемонстрировать, насколько сильно человек будет страдать от яда черной вдовы.

На протяжении 35 лет я смог найти возможность провести тест на ядовитость среди 26 видов тарантулов – 74 теста были сделаны на крысах, кроликах и свинках, а 12 – на мне. В основном во время теста мы провоцировали тарантула на укус. Иногда приходилось делать инъекцию с паучьим ядом.

Для обеспечения яда для приготовления инъекций, хелицеры были удалены, внутренняя стенка верхнего сегмента была отрезана, и железы были вынуты путем захвата их в основании пинцетом. Железы были измельчены в физиологическом солевом растворе, и полученную смесь вводили во внутреннюю сторону задней лапы белой крысы или морской свинки. Инъекции, насколько я мог видеть, не предоставляли никаких преимуществ, только недостатки, по сравнению с укусом. Смесь ткани железы, яд, и физиологический солевой раствор нельзя сопоставить с чистым ядом.
Узнав о том, что яд может быть извлечен с помощью электрической стимуляции, мы, наконец, смогли уберечь тарантулов от неминуемой гибели для наших опытов. Кроме того, «качество» полученного яда было гораздо выше. В конце концов, я захотел узнать последствия именно от укуса тарантула.

Изображение


Чтобы определить действие яда на крысах, я делал следующее. Как правило, берутся молодые крысята, возраста 4-5 недель. Более взрослые крысы являются агрессивными, и последствия их укуса могут быть опасней укуса тарантула. Затем на внутренней части лапы выбривается небольшой кусочек волос. Теперь нужно заставить тарантула вонзить туда сразу два своих клыка.
Результаты моих опытов обычно были такими. Укус сильно ошеломлял крысу, и сразу после него она начинала метаться по клетке, поднимая вверх раненую лапу. Примерно через 50 минут она прекращала бегать, после чего еще полчаса она, подергиваясь, прыгала по клетке. Затем она впадает в состояние, напоминающее кому. Около получаса крыса лежала неподвижно, изредка подергивая своими лапками. На протяжении следующих двух часов она двигалась беспокойно, в основном, поджимая раненую лапку ближе к телу. Чуть позже она затихла. Через 4 часа после укуса крыса открыла глаза и стала использовать раненную лапку, и вела себя, словно до этого ничего не случалось.
Морские свинки не настолько хорошо подходят для подобных опытов, как крысы. Сразу после укуса, свинка лишь пронзительно взвизгивает. Далее она не показывает никаких симптомов и ведет себя точно так же, как и до этого, в том числе использует раненную лапку. Даже когда мы испытывали на них особо ядовитые виды пауков-птицеедов, свинки вели себя абсолютно обычно.
После проведенных опытов я примерно представлял себе последствия от укуса тарантула. Исследовав 26 видов тарантулов, я пришел к выводу, что панамские тарантулы communis (скорее всего речь о Sericopelma Communis прим.) являются ядовитыми. После их укуса одна морская свинка умерла через 36 минут, вторая – через 33, а третьей чудесным образом удалось выжить. На крысах же испытание этого паука была неоднозначным. Через 24 минуты крыса упала, и лежала неподвижно около часа. После чего она медленно восстановилась до нормального состояния.
Вид Aphonopelma emilia (скорее всего речь о Brachypelma emilia прим.) из Сантьяго также является ядовитым. Одна подопытная крыса, укушенная таким пауком, скончалась через 1 час и 24 минуты, вторая прожила 4 часа, третья же выжила. Еще один ядовитый вид – это черный малыш из Тепика. Две крысы скончались через 4,5 часа после укуса этого тарантула, другая - осталась в живых. Другой тарантул, предположительно того же вида, которого мы нашли в Эль Сальто, показал похожие результаты ядовитости.
Тропический паук, который «приехал» вместе с бананами, скорее всего, из Центральной Америки оказался фатальным для свинок и крыс. Первые скончались через 3 часа, вторые – через десять минут. Это тот тарантул, который имел поразительное красное пальто из волос на животе.
Другой вид из Арканзаса - Dugesiella hentzi (ныне Aphonopelma hentzi прим.) - оказался фатальным для белых крыс – 2 из 3 укушенных созданий умерли. Однако для морских свинок их яд оказался вполне безобидным, и ни одна подопытная не проявила явных симптомов заражения.
Из девяти видов, которые меня кусали во время эксперимента, лишь последствия от яда Sericopelma communis были действительно заметными.

Укус был сделан во внутреннюю сторону мизинца в 8:44 утра 29 августа 1924 года.
Лишь один клык смог прокусить кожу - он оставался там на протяжении 1,5 секунд.
В 8:54 дальний сустав мизинца немного набух и все еще довольно сильно болел.
В 9:02 палец набух полностью.
В 10: 15 боль значительно утихла а в пальце я чувствовал легкое покалывание.
В 10:37 я окунул палец в теплую воду и держал его на протяжении 20 минут. После этой процедуры я смог намного легче сгибать и разгибать палец, однако боль при этом все еще оставалась. Кроме того, опухлость почти спала.

Все неприятные эффекты прошли уже к концу следующего дня. Стоить отметить, что все это происходило исключительно на мизинце, за который меня укусили, и действие яда не распространилось на всю левую руку, из чего можно сделать вывод, что оно приводит лишь к локальным эффектам, по крайней мере, у людей.

Кроме того, я исследовал поведения морских свинок, которые были укушены за 50 минут до того, как я провел опыт на себе. В то время, когда у меня начал сильно болеть палец, морская свинка перевернулась и умерла. Учитывая тяжелые последствия у белых крыс и смерти морской свинки, я пришел к выводу, что панамские тарантулы действительно ядовиты.
Вид из Сантьяго Aphonopelma emilia (скорее всего речь о Brachypelma emilia прим.) я посчитал ядовитым, потому что яд этих тарантулов убивал крыс за действительно короткие сроки. В то время, когда мы исследовали этих пауков, у меня не было доступа к морским свинкам, и поэтому у меня был выбор: тестировать на себе либо этот вид, либо другой из Тепика. Второй должен был быть ядовитым, ведь одна из двух крыс погибла примерно через 4 часа после его укуса.
Тропические виды с красными волосами на животе могут быть опасными для человека. Одна из укушенных этим пауком крыс скончалась через 16 минут, однако вторая почти не показывала симптомов заражения. Все же, я не стал испытывать этот яд на себе.
Тарантул вида Avicularia velutina, который довольно распространен в Тринидаде, очень заинтересовал меня : я подумал, что он может быть ядовитым из-за их драчливого и агрессивного характера. Когда я пытался заставить его укусить крысу, вместо этого он вонзил свои клыки в мой средний палец на правой руке. Для удачного опыта на крысе пришлось использовать другой образец. Результаты доказали, что несмотря на неспокойный характер, яд этих тарантулов практически полностью безобиден.
Пауки из вида communis, что из Панамы, также является практически не опасным для человека. Его яд также действует локально. Вообще, насколько я смог оценить, подавляющее большинство тарантулов, проживающих на территории США, являются безобидными для человека. Опасность могут предоставлять некоторые тропические виды тарантулов. То же самое я могу сказать про пауков-птицеедов из Центральной Америки, Мексики и Тринидада. Их укус довольно болезненный, однако их яд почти полностью безопасен.
Вообще, те опыты, которые я проводил на животных и на себе лично, не являются весомым показателем, а их результаты не дают точного ответа на вопрос, насколько ядовиты тарантулы. В моем труде о черной вдове я описывал ощущаемую
мной разницу от ее укуса и от укуса других тарантулов. Как я уже писал, очень трудно заставить тарантула укусить человека. Даже в лаборатории, работая с агрессивными видами пауков, очень редко кто-либо из моих учеников или коллег подвергался укусу. Более того, за все время, когда я взвешивал или измерял их, я был укушен не более двух раз.

Из книги «Тарантулы» Уильям Баерг
Если Вы не нашли ответ на свой вопрос, то напишите нам.
Отправить сообщение